При слове «автомат» он хватался за пистолет

Идея создания оружия, способного выполнять функции пистолета–пулемета в экстремальной ситуации, давно занимала умы конструкторов всего мира. Одним из первых подобных образцов стал Маузер «Астра» образца 1935 года. От базового образца, пистолета Маузер К–96, он отличался более длинным приставным магазином на 20 патронов и возможностью вести непрерывный автоматический огонь. Однако тонкий не прикрытый кожухом ствол быстро перегревался, обжигал руки стрелка. Прицельная автоматическая стрельба была невозможна без примыкания кобуры–приклада. Высокий темп стрельбы стал причиной быстрого опустошения магазина и сильного увеличения разброса пуль — таким образом, о меткой стрельбе не могло быть и речи. Громоздкость конструкции, большие размеры и вес затрудняли ношение и боевое применение Маузера «Астра».



Долгое время попытки создать приемлемый автоматический пистолет ограничивались лишь опытными образцами. Основным камнем преткновения оказался большой вес оружия и неоправданно высокий (более 1.000 выстрелов в минуту) темп стрельбы, приводивший к большому рассеиванию пуль и мгновенному расходу патронов. Поэтому интерес к автоматическим пистолетам постепенно пропал. И только пистолет, разработанный в конце 1940–х годов советским конструктором Игорем Стечкиным, оказался годным к принятию на вооружение. Новый «ствол» имел специальный замедлитель темпа стрельбы, позволяющий стрелку выровнять оружие, ушедшее с линии прицеливания во время отдачи, в промежутке между выстрелами. Примыкание к пистолету кобуры–приклада обеспечивало устойчивость и повышало кучность стрельбы и при ведении автоматического огня, и при стрельбе одиночными выстрелами на большую дальность.

Выстрел в «яблочко»

Игорь Яковлевич Стечкин родился в 1922 году в городе Алексине Тульской области в семье врача. Оружием стал интересоваться очень рано, и уже в 10 лет хорошо в нем разбирался. В 1935–м семья переехала на Косую гору (район Тулы), а в 1941–м выпускник средней школы Стечкин подал заявление на оружейно–пулеметное отделение Тульского механического института (ТМИ). Война забросила будущего легендарного конструктора в Ижевск. Там он учился в эвакуированном Московском институте имени Баумана и работал на заводе.

В конце 1942 года Стечкин возвратился в Тулу — в родной ТМИ. А в феврале 48–го успешно окончил вуз, защитив дипломный проект по теме «Самозарядный пистолет калибра 7,65 мм». Вообще, о защите диплома — разговор особый. Работа выпускника оказалась той самой «ложкой», что дорога к обеду, ведь в послевоенное время в конструкторской среде созрело свежее видение проблемы создания ручного огнестрельного оружия. Дело в том, что Министерство обороны разработало тогда тактико–технические требования к пистолетам. В основе новых стандартов значились схемные решения наиболее популярных компактных пистолетов («Вальтера ПП», «Зауэра» образца 1938 года и т.д.). Таким образом, разработки молодого Стечкина оказались как нельзя кстати: в качестве приложения к дипломному проекту Игорь создал пистолет ТС (Тульский Стечкина). 26–летний конструктор предложил на рассмотрение дипломной комиссии не только чертежи, но и сделанный своими руками образец оружия. Преподаватели пребывали в шоке!

Автоматическое признание

Для стрельбы из ТС использовался патрон 7,65x17 мм (аналог браунинговского). Автоматика пистолета действовала за счет использования энергии отдачи свободного затвора. Возврат ная пружина была размещена вокруг ствола. Ударно–спусковой механизм — курковый, с открытым расположением. Особенность конструкции — размещение курка внутри кожуха–затвора. Такое решение позволило приблизить ось канала ствола к рукоятке, благодаря чему уменьшилось плечо отдачи и подскок ствола при выстреле. Это, в свою очередь, благоприятно сказывалось на меткости стрельбы, снижая увод оружия с линии прицеливания при выстреле. Получалось быстрее произвести повторный прицельный выстрел! Кроме того, при откате затвор дополнительно тормозился за счет ускорения взведения курка, что позволило снизить массу как самого кожуха–затвора, так и пистолета в целом.



После расхода патронов затвор оставался в заднем положении на затворной задержке, сигнализируя стрелку о необходимости замены магазина. При вставке снаряженного патронами магазина в рукоятку пистолета затвор автоматически снимался с т.н. останова и досылал патрон в патронник, ускоряя приведение оружия в боеготовность. Еще нюансы: предохранитель пистолета — флажкового типа, размещен на кожухе–затворе. При постановке на предохранитель взведенный курок автоматически снимался с боевого взвода.



ТС легко разбирался для чистки и смазки. Достаточно было опустить вниз рычаг упора затвора. Рукоятка пистолета выглядела оригинально: пластмассовая деталь со щечками надвинута снизу на металлическую часть рамки, охватывая ее со всех сторон. Винтовых креплений пистолет не имел.

Председатель дипломной комиссии главный конструктор ЦКБ–14 И.Ф.Дмитриев по достоинству оценил раскрывающийся талант молодого коллеги и посодействовал направлению Стечкина в свое конструкторское бюро. Первое поручение вчерашнему студенту — проектирование 9–миллиметрового автоматического пистолета, совмещающего в себе функции армейского пистолета и пистолета–пулемета. Предполагалось, что им вооружат боевых офицеров, сержантов и солдат из обслуги пулеметов и гранатометов, связистов, артиллеристов, танкистов, летчиков. Игорь Стечкин с энтузиазмом принялся за работу...

Приказ — не обольщаться

С мая 1948 года Стечкин трудился в ЦКБ–14. Уже через несколько месяцев первый образец пистолета был выполнен в металле. До конца года проходили всесторонние испытания пистолета. Внешне он был похож на пистолет Браунинга образца 1935 года, имел вес 1,2 кг, приставная деревянная кобура весила 0,7 кг. Результаты испытаний были обнадеживающими, но конкурсная комиссия вместе с плюсами отмечала и минусы: излишне большой вес, недостаточную кучность автоматической стрельбы, самопроизвольное переключение переводчика режима огня. Однако, несмотря на недостатки, два образца пистолета были допущены к полигонным испытаниям, где они сравнивались с Маузером «Астра» и пистолетом–пулеметом Судаева (ППС). После 20 тысяч выстрелов из различных положений и дистанций от 25 до 200 метров пистолет Стечкина по всем показателям оставил далеко позади Маузер и практически ничем не уступил ППС. Впрочем, несмотря на положительную оценку комиссии, список недостатков конструкции занял не одну страницу технической документации. Там упомянуты, в частности, все тот же большой вес пистолета и кобуры, неудобство и ненадежность примыкания кобуры–приклада к рукоятке пистолета, сбои в работе замедлителя темпа стрельбы (недостаточная резкость удара по шепталу при ведении автоматического огня). А еще — не та, что требуется, прочность магазина, отсутствие установок прицела для стрельбы на дальности 50, 100 и 200 метров (прицел устанавливался только на 25 и 75 метров), неудобство пользования предохранителем из–за малого размера его флажка, большое время разборки и сборки, недостаточно привлекательный внешний вид...



Работа над ошибками


В общем, Стечкину опять пришлось засучить рукава, и после доработок изменения коснулись почти всей конструкции пистолета. В первую очередь была изменена общая компоновка. Как у пистолета Вальтера образца 1929 года, возвратная пружина стала размещаться вокруг ствола. Это способствовало уменьшению габаритов и массы кожуха–затвора и всего пистолета, позволило исключить ряд деталей и придать оружию довольно привлекательный внешний вид. Кроме того, при такой компоновке упростилась разборка и сборка: для разборки, например, достаточно оттянуть спусковую скобу вниз, таким образом время процедуры сократилось в четыре раза. За счет уменьшения количества деталей и упрощения их конструкции удалось добиться повышения живучести и надежности работы частей и механизмов. Вес пистолета удалось снизить до 1 килограмма, а кобуры–приклада — до 0,45 кг. Новый ступенчатый дистанционный механизм переключения целика Стечкин оснастил установками, обеспечивающими прицеливание на 25, 50, 100 и 200 метров. Увеличенный флажок предохранителя–переводчика вида огня повысил удобство его переключения. За счет изменения конструкции кобуры–приклада несколько повысилась кучность стрельбы при одиночной и автоматической стрельбе.



Стрельба из компромата

Модернизированный вариант пистолета после проведения всесторонних войсковых испытаний в различных климатических условиях в 1951 году под наименованием АПС (автоматический пистолет Стечкина) был принят на вооружение.



Действие автоматики пистолета основано на использовании энергии отдачи свободного затвора. Ударно–спусковой механизм куркового типа, с открыто расположенным курком, обеспечивает ведение как одиночного, так и непрерывного огня. Наличие самовзводного механизма позволяет открывать огонь без предварительного взведения курка. В рукоятке смонтирован механизм замедления темпа стрельбы, повышающий устойчивость оружия и кучность стрельбы. Прицел — открытого типа со ступенчатым переключением прицельной дальности. Предохранителем от выстрела при незапертом затворе является разобщитель. Питание пистолета патронами происходит из двухрядного магазина с т.н. шахматным расположением патронов. Для повышения устойчивости при стрельбе очередями предусмотрено примыкание жесткой кобуры приклада — на задней стенке рукоятки имеются специальные пазы. Неавтоматический предохранитель расположен на кожухе–затворе. Он блокирует курок и затвор и является переводчиком вида огня. Флажок предохранителя может занимать три положения: предохранительное, допускающее одиночный огонь и стрельбу очередями.

За разработку АПС в 1952 году Игорь Яковлевич Стечкин получил Сталинскую премию второй степени. Однако сразу после принятия АПС на вооружение у пистолета появилось много недоброжелателей. Начались поиски негативных отзывов о его эксплуатации в войсках. Многие ретивые командиры по сигналу сверху принялись активно рыть компромат. Из войск стали поступать массовые претензии к АПС — одна абсурднее другой. Так, например, вполне серьезно сообщалось, что кобура пистолета легко ломается, когда его владелец садится в «уазик» и хлопает дверью, а кобура с пистолетом оказывается в дверном проеме. Еще «доброжелатели» Стечкина сетовали на то, что ремень, на котором висит пистолетная кобура с пистолетом, обрывается при выходе из танка. Командиры–жалобщики утверждали, что АПС уступает в эффективной дальности стрельбы пистолету–пулемету, а его вес значительно превышает вес «нормального» пистолета. Кроме того, у Стечкина появился грозный противник: знаменитый Михаил Тимофеевич Калашников приложил немало сил для внедрения в войска вместо пистолета Стечкина своего укороченного варианта автомата АКМ.


Стечкин vs Калашников: история рассудит

АПС выпускался в Советском Союзе всего несколько лет и был снят с производства по надуманным, на мой взгляд, причинам: якобы из–за большого веса, неудобства ношения в жесткой кобуре–прикладе, высокой стоимости.

Вскоре пистолет был снят и с вооружения, переместившись из войск на склады и базы хранения. Пулеметчики, гранатометчики, водители, связисты и операторы т.н. группового оружия, непосредственно не участвующие в бою, вместо автоматического пистолета получили автомат Калашникова. Таким образом, в конце 50–х консервативное высшее командование Советской Армии оказалось не готовым к внедрению принципиально нового вида оружия ближнего боя...

Интересен малоизвестный факт попытки группы конструкторов, возглавляемой Калашниковым, противопоставить свой пистолет детищу Стечкина. В 1958 году ими был предложен автоматический пистолет Калашникова. Однако если сравнивать его с пистолетом Стечкина, то сразу видно: отличие только в незначительном изменении формы рамки, затвора и щечек рукоятки, а еще в отсутствии замедлителя темпа стрельбы. Конструкторы группы Калашникова не смогли предложить что–либо оригинальное и пойти дальше компоновки, предложенной Стечкиным. Автоматический пистолет Калашникова не составил никакой конкуренции пистолету Стечкина и даже не дошел до полигонных испытаний. Уже стрельба в заводском тире доказала несостоятельность конструкции.


Что касается АПС, то он фактически опередил свое время: был создан на 20 лет раньше появления подобного оружия в других странах. Немецкий ФП–70А1 и итальянская «Беретта R93» появились только в 70 — 80–х годах. АПС, по сути, явился первым полноценным автоматическим пистолетом и предопределил сформированную в 1970–х годах концепцию армейского пистолета с магазином большой емкости и возникшую в 90–х концепцию оружия личной защиты (как раз для операторов группового оружия и солдат, непосредственно не участвующих в бою). «Стечкин» стал прообразом не только современных автоматических пистолетов, но и малогабаритных пистолетов–пулеметов «Скорпион», «Беретта–93», «Ингрэм», мини– и микро– «Узи», а в последующем и «Клина», «Каштана», ПП–90, ПП–93 и др.

В наши дни пистолет Стечкина как бы пережил второе рождение. Во время войны в Афганистане АПС хорошо зарекомендовал себя как личное оружие советских механиков–водителей танков, БТР и БМП, экипажей вертолетов. После Афгана «стечкин» стал пользоваться широкой популярностью в войсках. Большой популярностью АПС пользовался и в Чечне, причем и у федералов, и у боевиков: каждый полевой командир и «эмир» местного масштаба имел АПС. Этот пистолет дополнил экипировку снайперов. А разработка новых бронебойных патронов ПБМ повысила его боевые возможности, заставив забыть мнение о «слабости» АПС. Что тут возразишь, если с 50 метров бронебойная пуля пробивает каску навылет?

P.S. к АПС

АПС — хотя и самая знаменитая, но далеко не единственная разработка Стечкина. По заказу спецотдела КГБ СССР Игорь Яковлевич изобрел так называемое бесшумное оружие скрытого монтажа — в виде портсигара («Спецназ» рассказывал об этом ноу–хау в сентябре 2008 года в публикации «Стечкин предупреждал: курение опасно для здоровья»). Патрон, разработанный для убойного портсигара СП–2, стал первым из спецбоеприпасов для бесшумного оружия. Затем, вплоть до 1971 года, Стечкин работал над противотанковыми управляемыми снарядами. После он вновь вернулся к разработке стрелкового оружия — малогабаритного автомата под патрон калибра 5,45 мм (шифр «Модерн») и высокоэффективного автомата по проекту «Абакан» калибра 5,45 мм — для замены АК–74. Однако из–за конъюнктурных «разборок» в конструкторской среде «Модерн» и «Абакан» не были приняты на вооружение. А ведь по эффективности превосходили «калаши» и полностью отвечали всем конкурсным требованиям...

Так или иначе Стечкин в профессии оружейника не разочаровался: в 90–х годах совместно с Б.В.Аврамовым сконструировал револьвер «Кобальт» и пистолет «Бердыш». Упорство вознаграждено: «Кобальт» принят на вооружение МВД России и производится в Златоусте, а «Бердыш» по заказам милицейского ведомства и спецслужб выпускается малыми партиями.

Кроме того, через 40 с лишним лет после АПС Игорь Яковлевич при участии молодых конструкторов А.Бальцера и А.Зинченко вновь создал автоматические пистолеты — «Дротик» и «Пернач». За полувековую конструкторскую деятельность Стечкин не раз удостаивался правительственных наград. В списке регалий звание лауреата Государственной премии, кавалера ордена Трудового Красного Знамени, награждение многими медалями. В 1992 году Президент России присвоил И.Я.Стечкину звание «Заслуженный конструктор Российской Федерации».

Умер талантливый конструктор в 2001 году...
Александр БЛАГОВЕСТОВ,
 полковник запаса, кандидат военных наук, доцент
Фото Александра СТАДУБА.

Источник: specnaz.sb.by